На главную страницу

ru | en

 
   
   
 




Copyright: © 2006-2018 ТС "ноГа"

Создание сайта: FantasyDesign
Разработка дизайна - Масленников М 

Алексей Мелия

БИОГРАФИЯ | СЕРИИ | ПОРТФОЛИО | БЛОГ

Рабочий класс

>>>
 
 

1 2 3

        Перед тем как пойти снимать на завод я читаю учебники – изучаю технологию производства, но я не могу заранее представить реальность которую увижу. На металлургическом комбинате огромные трубы втягивают в себя огонь и тянут за собой все производство. Здесь много дыма, пара и воздуха. Воздух превращается в огонь и создает сталь. У мартеновской печи поток воздуха срывает каску с головы фотографа. Это страна мужчин, здесь они совершают свои подвиги, но их почти не видно – они совсем маленькие.
        Кирпичные стены текстильной фабрики построены еще в 19-м веке. Несколько поколений женщин делают здесь полотно. Кажется скоро все остановится. Возможно останутся приведения, возможно ничего не останется.
        Примерно через час съемки на хлебозаводе мне показалось, что здесь происходит чудо. Хлеб живой – руки женщин создают новую жизнь.
        Мир производства почти незаметен: товары на полках магазинов возникают непосредственно из рекламных роликов, показанных по телевизору; одежду делают топ-модели на подиуме. За фантомом телевизионно-глянцевого фэшн-мира скрывается индустриальная мегамашина. Заводы, карьеры, нефтяные скважины сообщаются друг с другом с помощью трубопроводов, железных дорог, океанских портов. Машины не умеют делать вещи сами – необходимо прикосновение человеческой руки. К каждой окружающей нас вещи прикасалась рука рабочего.
        Мое детство прошло на окраине Москвы. Рядом ТЭЦ, заводы, свалки. На ржавых рельсах стоял паровоз оплетенный трубами. Он не мог уехать – грел воду для завода. На свалку выбросили несколько грузовиков ласт. Получился сине-зеленый ковер, стекающий в воду. Вокруг завода керамзитовое поле. Под слоем керамзита ямы с водой. Чтобы не провалиться, тот, кто шел первым, щупал палкой керамзит. За ТЭЦ кладбище. Теперь там лежат дедушка, бабушка и отец, от могилы до свалки метров 200.

Алексей Мелия